Skip to Content

Мистицизм Карлоса Кастанеды

То, что мы видим, зависит от того, куда мы смотрим.

В свое время издательство «София» выпускало красивые, ставшие «классическими» в плане оформления, книги Карлоса Кастанеды. На обложках этих книг мелькала фраза, что данная книга изменит вашу жизнь. «София» не обманула читателей. Книги Кастанеды действительно меняют восприятие окружающего мира, во время чтения  замечаешь легкое искажение обыденной реальности.

Исследователи жизни и деятельности Кастанеды делятся на скептиков и поклонников. Одни форсируют свою теорию «крупнейшей мистификации в литературе XX века», другие старательно принимают на веру каждое слово, сказанное Кастанедой. Даже если допустить, что Карлос Кастанеда все выдумал, даже если индейца Хуана Матуса никогда не существовало, в любом случае, это величайшая философская и духовная концепция, вне зависимости от того, кому принадлежит ее авторство – Кастанеде или древним толтекам.

Толтеки, со слов дона Хуана – древний мезоамериканский народ, обладающий особым магическим знанием о мироустройстве и роли в нем человека – воина или мага. В книге «Толтеки нового тысячелетия» Виктор Санчес говорит о более распространенном значении слова «толтек»: «Я употребляю слово «толтек» в том значении, в каком оно употреблялось ацтеками во время прихода испанцев, что случилось гораздо позже исчезновения исторических толтеков. Ацтеки называли так человека знания, и, судя по рассказам, легендам, этнографическим и археологическим свидетельствам, «образ жизни толтека» подразумевал их стремление постичь все, что касается знания и путей, ведущих к Духу».

Если упростить все до некой схематичности, то по учению Хуана Матуса мир выглядит следующим образом: с рождения человеку навязана некая программа, привычная картина мира, как и его родителям, и родителям родителей. На самом деле реальный мир, далек от нашего представлений о нём.

Обучаясь и практикуя, человек становится способен видеть реальный мир. Практика направлена на отсечения привязанностей к фальшивому восприятию и миропониманию, которое навязано разумом и речью. Ученику предлагается воспринимать мир «волей», научится контролировать мир и процессы. Развиваясь, путешествовать по настоящей, не иллюзорной реальности или осознанно находиться в окружающем обмане, практикуя особые методики: «контролируемую глупость» и «сталкинг». (Борис Булгаков «Карлос Кастанеда: жизнь и смерть Воина»). .

Алексей Ксендзюк писал в книге «После Кастанеды»: «Кастанеда подарил нам шанс, и мы должны быть бесконечно благодарны ему за это. Если он действительно был последним нагвалем старого цикла, то ему, безусловно, суждено было стать первым нагвалем нового цикла. Мир после Кастанеды никогда уже не станет таким, каким был до него. Благодаря его книгам мы узнали, что вовсе не заперты в тюрьме собственного сознания. Мы узнали, что вокруг мириады миров и их только предстоит открыть, ощутить, осмыслить».

В создании картины мира по Дону Хуану ведущую роль играет положение точки сборки – особого (ограниченного) места энергетического тела человека, через которое он воспринимает энергетические сигналы внешнего мира и положение которой возможно изменить. Степень подвижности и положение точки сборки определяют разные типы внимания:

Первое внимание соответствует повседневному стабильному описанию мира - жестко фиксированная точка сборки.

Второе внимание соответствует вниманию, настроенному на восприятие различных миров - точка сборки может принимать множество положений.

Третье внимание соответствует высшему состоянию развития внимания, при котором происходит полное осознание энергетических полей.

По словам Дона Хуана, необходимым условием для развития внимания является достижение состояния безупречности и остановки внутреннего диалога.

Важная система толтекского учения – искусство сновидения – исходит из предпосылки, что все мы от рождения обладаем двумя видами сознания. Первый вид – тональ – это очень хорошо известное каждому Я-сознание, благодаря которому мы действуем и функционируем в повседневной жизни.

Другой вид сознания толтеки называют «нагваль» (от толтекского nahualli – себя скрывающее, маскирующее). Для области нагваля нет ни слов, ни понятий, потому что она для нашего я – тоналя – совершенно недоступна. Мы можем пережить только воздействие нагваля, почему он и понимается прежде всего как «сила». В аллегории о тонале как острове - нагваль является морем, которое окружает остров.

По мнению толтеков, мы обладаем особыми воспринимающими функциями, которые позволяют нам воспринимать нагваль и его мир точно так же, как разум и разговор помогают нам воспринимать мир тоналя. Одной из таких функций нагваля является «сновидение». Толтекское «сновидение», однако, не идентично нашему обычному ночному сновидению, но больше похоже на дневные мечтания или представления желаемого. «Сновидение» является практической системой для сознательного контроля за собственными действиями в происходящем во сне.

Толтеки познали, что сны представляют собой мост, естественную связь между обеими сторонами человеческого сознания. Но они не занимались толкованием снов. Дон Хуан заявляет в «Путешествии в Икстлан», что это было бы слишком мелко. Они разработали специальную методику видеть сны, которую они называют «искусством сновидения». Дон Хуан называет сновидение «методом делания-себя-доступным-силе». Обычно мост сновидения функционирует только в одном направлении: от бессознательного к сознательному, от нагваля – к тоналю. Толтеки идут в противоположном направлении. Они движутся с полным осознанием себя по мосту сновидения к Силе, к нагвалю, к бессознательному. Техника сновидения служит у толтеков методом получения новых знаний.

Толтеки описывают космос как бесконечное скопление энергетических полей. Они похожи на тонкие нити света и излучаются из первоисточника всего сущего, который символически назван «Орлом». Поэтому эти энергетические поля называются также «эманациями Орла».

Человек состоит, точно так же, как и любое другое живое существо, из бесконечного числа таких нитеобразных эманаций. Они образуют световой шар, соответствующий величине тела данного живого существа. Человек похож на большое светящееся яйцо.

Внутри шара освещается только узкий спектр энергетических полей, и он освещается из одной интенсивно светящейся точки, которая находится на внешней поверхности шара. Эта точка, называемая «точкой сборки», определяет, какие энергетические поля соответствующее живое существо воспринимает как свой мир.

В состоянии сна точка сборки скользит внутрь светящегося яйца, при этом освещаются энергетические поля внутри шара, которые обычно не используются. Так возникают сновидения. Такой сдвиг точки сборки могут вызвать также наркотики, тяжелая болезнь, температура, голод иди травматические состояния. При каждом сдвиге монтируется, собирается другой мир, то есть посредством точки сборки выбираются восприятия, независимо от того, как мы эти восприятия интерпретируем (например, как «галлюцинации», «фантазии» или еще как-то).

«Сновѝдеть» означает фиксировать точку сборки в необычной позиции светящегося яйца. При обычном сне точка сборки находится в постоянном движении, почему и образы сна постоянно меняются. Но если точка сборки будет во сне зафиксирована, как это происходит в сновидении толтеков, то сценарий сновидения больше не изменяется, но будет восприниматься как прочный, законченный в себе мир.

В ходе трехтысячелетней практики толтеки разработали картину мира, соответствующую их глубокому знанию человеческой природы. Дон Хуан рассказывал Карлосу Кастанеде захватывающую историю исследования возможностей человеческого осознания толтекскими видящими древности. Благодаря их сновидению им открылась новая модель описания мира.